Москва
Санкт-Петербург
Казань
Набережные Челны
Альметьевск
Нижнекамск
  Самара
Нижний Новгород
Ульяновск
Уфа
Йошкар-Ола
Чебоксары
об ассоциации
о фонде
о конкурсе "Руководитель года"
свежий номер
АРХИВ
архив конкурса
реклама в журнале
контакты
 

Бог в помощь редакции журнала. Надеюсь, что это издание будет стимулировать руководителей организаций быть впереди и приносить весомый вклад в развитие нашей республики.

Архиепископ Анастасий

_победители 2004 года_лауреаты 2004 года     _победители 2005 года     

_победители 2004 года

Хисамеев Ибрагим Габдулхакович

страницы: 1 :: 2 ::

Отечественному компрессоростроению быть!
 
Последнее десятилетие прошлого века ознаменовалось для российской промышленности довольно тяжелой ситуацией. Подавляющее большинство серьезных предприятий, что называется, «лежало на боку» и реанимировать их к жизни представлялось непосильной задачей. Не миновала чаша сия и «Казанькомпрессормаш»: к 1998-му году завод задолжал около ста миллионов рублей долгов бюджету и пять месяцев не выплачивал зарплату сотрудникам Говорят, у рабочих в цехах даже обмороки голодные случались... 17 июня 1988-го года комитет по банкротству и несостоя¬ельности выдал акт о недееспособности завода. В общем, картина страшноватая. И в это время по предложению Президента РТ генеральным директором завода был назначен М.Г. Хисамеев.
Сегодняшний «Компрессормаш» — рентабельное предприятие, вот уже который год последовательно наращивающее обьсмы производства, его продукция конкурентоспособна не только на российском, но и на мировом рынках, текучесть кадров сведена почти на «нет». Выходит, можно сделать в столь ограниченный промежуток времени умирающее предприятие процветающим, ес¬ли по-хозяйски подойти к делу?
...Впервые побывать на казанском компрессорном мне довелось лет двадцать назад. Тогда предприятие поразило меня своими размерами, гремящими-гудящими цехами — самой что ни на есть производственной обстановкой. Сегодняшний «Компрессормаш» удивил чистотой, ухоженностью и обилием зелени. Из аккуратно подстриженных кустов боярышника раздаются птичьи трели. Вокруг уютно журчащего фонтана расположились удобные деревянные скамейки. Просто парк отдыха какой-то, а не завод! Но вот и административный кортгус. Резная дверь, мраморная лестница, ведущая на второй этаж, стены, обшитые какими-то замысловатыми панелями, и снова цветы.
— Это сегодня по нашей лестнице пройтись приятно, — улыбается мой «гид» по заводу Андрей Колочков. — А лет пять назад по ней пройтись можно было разве что с риском для жизни — все ступени расшатались и скрипели, угрожая провалиться. Да и состояние всего здания вызывало если не жалость, то уж во всяком случае недоумение: самый крупный в России компрессорный завод — и такое убожество...
 
Кабинет генерального директора невелик, но уютен. На почетном месте красуется грамота «Руководитель года-2004», за ней — еще несколько дипломов и наград. Припомнив, что казанскому компрессорному совсем недавно исполнилось полвека, интересуюсь у Ибрагима Габдулхаковича:
— Неужели за эти годы наград набралось так немного?
 
— Нет, уж чего, чего, а вымпелов и призов всяких скопилось предостаточно, — говорит Ибра¬гим Габдулхакович. — Просто большинство из них хранится в нашем музее, а здесь — самые дорогие. Да простят меня организаторы российских и меж¬дународных конкурсов, но сегодня я с большим уважением отношусь к республиканским подобным соревнованиям. Знаете, победить в татарстанском труднее. Да, да, не улыбайтесь! Дело в том, что выиграть более масштабный конкурс можно, заплатив деньги, так что соревновательного духа там — никакого. К примеру, у меня в столе и сегодня пылится целая кипа таких писем-приглашений: плати энную (а часто — весьма солидную!) сумму, и, считай, первый приз — нарядная статуэтка плюс красивый диплом у тебя в кармане. В общем, «согласно купленным билетам» получается. Мы в таких конкурсах принципиально не участвуем — я не имею права бросать на ветер заработанные коллективом деньги...
— Раз уж разговор зашел о заработанных коллективом средствах, то, может быть, поделитесь секретом превращения банкрота в процветающее предприятие?
— Рискую показаться банальным, но секрет всегда один — работа и максимальная прозрачность баланса прибыли и расходов. Например, когда я возглавил завод, здесь располагалось двадцать (!) малых предприятий — фирм-посредников, через которые завод реализовывал свою продукцию. На мой взгляд, совершенно не нужная «надстройка». А уж когда мы посмотрели, столько денег они вытяги¬вали за свое «посредничество»... В общем, в течение года всех нахлебников мы ликвидировали.
— И никого не пытались наказать по суду?
— Судиться — дело нехитрое, да времени на это жалко. Мы бы погрязли в этих судах, а время дорого, работать надо. Двум богам служить нельзя... С первых месяцев работы мы перешли на хозрасчет. То есть каждое структурное подразделение (у нас два завода — винтовых и центробежных компрессоров, комплексы — заготовительно-сварочный, литейный и испытательный) сегодня имеет свой финансово-лицевой счет. Выполнив работу, подраз¬деление получает на него определенную сумму. Этими деньгами распоряжается само подразделе¬ние — остатки средств после выплаты зарплаты скапливаются и перераспределяются на поощрение отличившихся.
Зато расчетный счет у завода один. Развитие предприятия за счет прибылей идет только с него. Систему бюджетирования внедрили. Что это такое? В первый год, когда денег едва на зарплату хватало, было не до внедрения новых технологий или закупок оборудования. Зато на второй-третий пошли просьбы и требования руководителей подразделений, отделов о закупках оборудования, техники — развиваться должно предприятие, расти. Но что и кому покупать в  первую очередь? Так мы решили составить консолидированный бюджет — сколько планируем получить в этом году и сколько и на что потратить. Уже несколько лет живем строго по плану..-
Плановое ведение хозяйства дает свои плоды, да какие! Так, например, с 1996-го года все по¬казатели производства идут только вверх, и достаточно быстро.
—В 1996 году мы в месяц два раза по сто процентов прибавляли — с нуля же практически начинали, — вспоминает Ибрагим Габдулхакович. — А дальше — каждый год — десять-двенадцать процентов роста, И ежегодно шестьдесят процентов выпускаемой продукции — новая. Это, безусловно, во многом заслуга нашего НИИ. Раньше мы пользовались еще и разработками московского ВНИИхолодмаша, но сегодня там осталась очень небольшая кучка людей, в основном — пенсионеров, и они просто не в состоянии генерировать новые идеи.
Вот, посмотрите наши показатели 2003-го и 2004-го годов. 2003 год — выпушено продукции — а это в основном компрессоры для газовой, нефтяной промышленности, для черной и цветной металлургии, химии, нефтепереработки — на 533 миллиона рублей, к 2004-м — на 679 миллионов, индекс роста производства — 11,7 процента. Несколько снизилась прибыль, но это из-за роста затрат: подорожали и электроэнергия, и газ, и металл — только за год на шестьдесят процентов, топливо. Все дорожает. Поэтому и издает рентабельность на предприятиях машиностроения.
— Наши компрессоры и вправду составляют достойную конкуренцию зарубежным?
— Те, что создаются по индивидуальным заказам — да. Лет десять назад мы правильно по¬шли по пути изготовления «индивидуальных экземпляров». Дело в том, что каждая такая машина изготавливается по особому проекту — его разрабатывает наш институт, здесь требуется ручная сборка. Такие агрегаты требуются Газпрому, нефтяникам. Или, например, компрессоры для уста¬новки «Морской старт». Это был международный проект, в котором участвовали несколько стран. Наш завод по заказу фирмы «Боинг» делал четыре компрессора для установки «Морской старт» — для запуска ракет с воды. Почему с воды? Ученые подсчитали, что для запуска ракеты с экватора требуется значительно меньше энергии, чем с любого другого места планеты. Но на суше мест на экваторе не так много, и в основном это неспокойные регионы. Решили запускать с Тихого океана.
Платформу для «Морского старта» делали в Норвегии, пусковые установки — на Украине. А татарстанские компрессоры отмечены особым благодарственным письмом за качество. Во время визита в Татарстан президент России Владимир Путин первым делом поинтересовался работой над этим проектом.
А вот по части малых серийных компрессоров нам тягаться с зарубежными производителя¬ми трудно. Чтобы делать дешевые серийные компрессоры, нужно создавать огромную конвейерную линию, а на это требуются огромные деньги, которых у российских предприятий нет. Причем не получится сделать такую линию и несколько лет «гнать» продукцию: не успеет линия окупиться, как ее нужно модернизировать, чтобы не отстать от зарубежных коллег, а на это опять требуются огромные деньги. Это касается всего серийного производства — и швейных машин, и автомобилей, и телевизоров. В результате у западных производителей появляется возможность демпин-говать на рынке. А какой потребитель откажется покупать качественный дешевый товар? В результате из шести малых компрессоров, приобретаемых российскими покупателями, пять — импортные.
— Даже с учетом таможенных пошлин зарубежные компрессоры получаются дешевле отечественных?
— УВЫ. При таможенных пошлинах в пять процентов на компрессоры (тогда как на всю остальную машиностроительную продукцию — не менее двенадцати) — да. Почему и невыгодно стране выпускать такую серийную продукцию. Для нас, например, элемент политики состоит в попвышении ввозной таможенной пошлины на нашу продукцию. На мой взгляд, ее размер должен быть не ниже 15 процентов. И тогда все будет нормально. Мы ведь даже не нуждаемся в инвестициях, как отечественный автопром — сами деньги вкладываем. Между прочим, рентабельность нашего производства сопоставима с рентабельностью нефтяной промышленности — для остального машиностроения практически недостижимая. В основном — за счет внедрения новой техники.
Нужно бы и налоги снизить: с рубля тридцать две копейки в налог, согласитесь, многовато, такого нигде в мире нет. Из 677 миллионов рублей без малого двести на налоги уходит.
— По данным социологов, средний возраст сотрудников Вашего предприятия — около сорока лет. И это с учетом того, что многие «зубры» уже перешагнули пенсионный возраст. Как Вам удается привлекать на завод молодежь, ведь у нее в чести нынче совсем другие специальности?
— Текучесть кадров у нас сегодня действительно невысока, и много молодых сотрудников: более четверти работающих еще не перешагнули тридцатилетний рубеж. Неплохая зарплата — средняя около восьми тысяч рублей (по республике среди машиностроителей мы держим по уровню зарплаты второе место после «Алнаса», который, как известно, на нефтяников работает).
У нас свой лицей есть — на базе бывшего ПТУ. В год тридцать-сорок детей наших сотрудников мы целевым набором устраиваем учиться в КГТУ им. Кирова, на факультет энергомашиностроения — по договору, зная, что после окончания вуза они придут к нам работать. Готовим свои кадры, семейные династии у нас в чести. Кстати, могу похвастаться: на наших студентов никогда никто не жаловался. И работники из них получаются отменные. Например, есть у нас двадцатисемилетний начальник цеха — самого большого на заводе. Пришел мастером, за три года вырос. Лучший инженер России по итогам российского конкурса 2004 года у нас работает, много кандидатов наук, пять докторов.
— Вы — единственный промышленник — член-корреспондент Академии наук Татарстана, У Вас нет желания всерьез научной деятельностью заняться?
— Я — завкафедрой в химико-технологическом университете, а на более серьезную деятельность времени не хватает. Правда, докторскую защитил. В свое время было желание полностью уйти в науку. Но мы и здесь находим возможность для творчества...
Да уж. В музее завода красуется стеллаж, сплошь уставленный книгами, авторами которых являются сотрудники компрессорного завода и «НИИтурбокомпрессор». Это и старые, опытные инженеры, которые просто обязаны поделиться своими знаниями, и совсем молодые сотрудники.
— Вот, например, книга бывшего главного технолога, проработавшего здесь полвека, — с гордостью демонстрирует свои издания директор «Казанькомпрессормаша». — Знали бы вы, как я его уговаривал заняться писаниной! «Айзик Владимирович, у вас такой технический опыт накоплен, напишите об этом!» А он ни в какую: мол, болен я сейчас, руки дрожат, почти ослеп, чего напишу? Но я настырный. «Диктуйте, — говорю, — я вам дам человека, который стенографировать будет!» Его работа его так увлекла, что он на поправку пошел. А потом глаза ему прооперировали., подлечили, так он у нас теперь как молодой. Лечит она, работа-то!
— Но ведь издание книг — это так дорого...
— Недешево, конечно, но есть на свете нечто дороже денег. Да к тому же и книги эти востребованы. Здесь опубликован колоссальный опыт нашей пятидесятилетней работы. Это нельзя уносить с собой, мы не имеем на это права. Какой смысл лежать на «мешках с золотом»?

Следующая >>>

  • Богачев Евгений Борисович
    Номинация "За значительный вклад в развитие экономики Татарстана"
  • Когогин Сергей Анатольевич
    Номинация "За значительный вклад в развитие экономики Татарстана"
  • Хисамеев Ибрагим Габдулхакович
    Номинация "Лучший руководитель предприятия машиностроения, металлообработки, приборостроения и медицинской промышленности"
  • Ганиев Гали Газизович
    Номинация "Лучший руководитель предприятия топливной промышленности"
  • Алехин Леонид Степанович
    Номинация "Лучший руководитель предприятия химии и нефтехимии"
  • Хусаинов Рамиль Равгатович
    Номинация "Лучший руководитель предприятия энергетики"
  • Юсупов Камиль Раифович
    Номинация "Лучший руководитель финансово-кредитной организации"
  • Тахаутдинов Шафагат Фахразович
    Номинация "Лучший руководитель инвестиционной организации"
  • Зиятдинов Азат Шаймуллович
    Номинация "Лучший руководитель предприятия отраслевой науки и компьютерных технологий"
  • Титов Сергей Павлович
    Номинация "Лучший руководитель предприятия легкой, деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной и полиграфической промышленности"
  • Саляхов Джамиль Джаудатович
    Номинация "Лучший руководитель предприятия промышленности строительных материалов"
  • Самилов Валерий Иванович
    Номинация "Лучший руководитль строительной организации"
  • Егоров Андрей Юрьевич
    Номинация "Лучший руководитель предприятия жилищно-коммунального хозяйства"
  • Гарифуллин Раиф Равилович
    Номинация "Лучший руководитель предприятия связи"
  • Гайзатуллин Ринат Рауфович
    Номинация "Лучший руководитель предприятия пищевой и деревообрабатывающей промышленности"
  • Латыпова Муслима Хабриевна
    Номинация "Лучший руководитель предприятия торговли"
  • Гаязов Зуфар Фадиппович
    Номинация "Лучший руководитель предприятия общественного питания"
  • Войтко Иван Анатольевич
    Номинация "Лучший руководитель предприятия сферы услуг и сервиса"
  • Хабибрахманов Газинур Хатимович
    Номинация "Лучший руководитель предприятия агропромышленного комплекса"
  • Минниханов Рифкат Нургалиевич
    Номинация "Лучший руководитель подразделения внутренних дел"
  • Кантюков Рафкат Абдулхаевич
    Номинация "Барс". Руководитель наиболее динамично развивающегося предприятия
  • Бусыгин Владимир Михайлович
    Номинация "Руководитель наиболее инновационно-активного предприятия"
  • Фардиев Ильшат Шаехович
    Номинация "Руководитель предприятия наиболее эффективной кадровой политики"

  • Желаю успешной работы коллективу журнала "РуководительXXI"

    Рамиль хазрат Юнусов (Кул-Шариф)

     

    Руководитель XXI © 2005-2007

    разработка: интернет-агентство